Вход
Профессионалы

В Министерстве труда РФ намерены пересмотреть список должностей, на которые нельзя привлекать женщин.

sex war m Утвержденный в 2000 году правительственный перечень внушителен: в него входит более 450 специальностей, по большей части связанных с использованием физического труда и повышенной концентрацией внимания. В ведомстве решились на пересмотр из-за того, что за прошедшие 17 лет производство стало более автоматизированным. Некоторые женщины считают ограничительный список дискриминацией, однако в Минтруде не разделяют эту точку зрения и связывают запрет на работу по «мужским» специальностям с охраной репродуктивного здоровья будущих матерей. 

Трудиться должна девица

Список «неженских» профессий достался нам в наследство от СССР — составленный в 1974 году перечень не претерпел заметных изменений. Документ ограничивал работу женщин в шахтах, в экипажах судов, машинистами поездов, кузнецами, плотниками и забойщиками скота. В Минтруде не исключают, что некоторые из 456 профессий с тех пор стали менее опасными, а значит — запрет на работу для женщин уже не так оправдан. В ведомстве не готовы пояснить, какие именно профессии будут вычеркнуты из списка. «Мы сейчас актуализируем этот перечень при помощи работодателей и профсоюзов. С другой стороны, работаем с экспертами из медицины труда по определению профессиональных факторов, которые могут повлиять на репродуктивное здоровье женщины», — пояснили «Ленте.ру» в пресс-службе Минтруда.

Вопреки существующим ограничениям, в России есть женщины, которым удалось устроиться на «мужскую» специальность. В единичных случаях работодатели соглашаются на это из-за оговорки в перечне: там сказано, что женщину можно взять на опасную работу, если созданы безопасные условия для ее труда. В МЧС трудится много женщин, но почти все они занимаются кабинетной работой. Пожарных и спасателей среди них можно пересчитать по пальцам. Оксана Шевалье работает водолазом поисково-спасательной станции в Строгинской пойме. Она единственная женщина, которую приняли на эту должность в Москве. «Мое желание восприняли как некую прихоть, этакое развлечение. Мужчины не могли сложить в голове этот пазл. В их понимании моя роль была явно лишней и ненужной. Приходилось заниматься волонтерской работой на добровольных началах, но это уже было частью моей жизни, ступенькой к намеченной цели», — рассказала она.

Ограничения устанавливают норму физической нагрузки для женщин: в час нельзя поднимать и переносить более десяти килограммов. «Водолазный костюм, так называемый "трехболтовый", который долгое время использовали водолазные подразделения, весит более 70 килограммов. Там только на каждой ноге по семь килограммов утяжелителей, на груди свинцовая пластина на 15 тянет, медный шлем тяжеленный. Но сейчас баллон с кислородом — самая тяжелая часть оборудования — весит всего семь кило, так что нормы не нарушаются», — объяснила Оксана.

Быть беде или не быть?

Впрочем, начальство далеко не всегда готово идти навстречу женщинам, которые решили посвятить себя мужской профессии. Примечателен пример жительницы Самары Светланы Медведевой: четыре года она обучалась вождению водного транспорта в колледже, но получить диплом так и не смогла. Ей отказали в прохождении производственной практики в машинном отделении судна на основании правительственного перечня. Запрет связан с тяжелыми физическими нагрузками и повышенным уровнем шума — все виды работ в машинном отделении женщинам запрещены. Должность боцмана и шкипера также может занимать только мужчина, так как по долгу службы им приходится спускаться в машинное отделение.

Женщина не сдалась: несколько лет она пыталась отстоять в суде свое право стоять у штурвала и дошла до ООН. В марте 2016 года международный комитет по ликвидации дискриминации в отношении женщин рассмотрел ее жалобу и признал нарушением прав само существование подобного списка. В решении комитета сказано, что деление профессий на «женские» и «мужские» нарушает принцип равенства полов, гарантированный российской Конституцией. Более того, влияние работы на судне на репродуктивное здоровье не доказано наукой. Эксперты ООН установили, что запрещенный список отражает «устойчивые стереотипы, касающиеся ролей и обязанностей женщин и мужчин в семье и в обществе», а они, в свою очередь, угрожают «социальному статусу женщин, их образованию и перспективам карьерного роста». Однако эти выводы не помогли Светлане подняться на мостик.

Не получилось и у петербурженки Анны Клевец отстоять в суде свое право работать машинистом в метрополитене. В 2009 году руководство подземки отказало девушке, сославшись на все тот же перечень: работа связана с высокими эмоциональными нагрузками, что губительно для женского здоровья, и постоянно меняющийся график, включающий ночные и дневные смены, а еще длительное нахождение под землей может отразиться на детородной функции. В администрации метро пояснили, что вибрации, шум и плохая освещенность тоже могут сказаться на здоровье будущей матери.

Анна дважды обращалась в Верховный суд, но там не признали за женщиной права на работу машинистом. В суде истица пыталась доказать, что подобное деление противоречит сразу и Конституции, и Трудовому кодексу, в которых гарантируются равные права для мужчин и женщин. Тем более что в метро на менее оплачиваемые должности — дежурных на станциях, уборщиц и билетеров — женщин берут вопреки перечисленным возможным рискам. В 1950-е годы из-за нехватки кадров в метро работали женщины-машинисты, вплоть до появления запретительного перечня в 1974 году.

Впрочем, научных доказательств того, что подобная трудовая деятельность сказывается на фертильности, нет. Безусловно, чрезмерные нагрузки вредны для женщины непосредственно в период беременности, но влияние сменных графиков и повышенных эмоциональных нагрузок на репродуктивное здоровье до конца не изучено. В Трудовом кодексе нет ограничений на работу женщин в ночные часы, например, в медицинских учреждениях, за исключением беременных и кормящих — то есть влияние этого фактора на репродуктивное здоровье в целом как бы не принимается в учет.

Есть такая профессия — население воспроизводить

О необходимости пересмотра российского перечня последние несколько лет говорят эксперты Международной организации труда (МОТ), рассказывает директор «Центра социально-трудовых прав», доцент кафедры трудового права НИУ ВШЭ Елена Герасимова. В частности, МОТ настаивает на исключении из него профессий, которые попали туда на основе гендерных стереотипов. «С учетом изменившихся технологий женщины могут спокойно выполнять какие-то из этих работ. Ситуация не сбалансирована: многие вредные работы, наоборот, не находятся в списке, но женщины их выполняют. Например, на судостроительных заводах есть должности, связанные с обработкой и покраской деталей судна. Для их выполнения нужно скрючившись сидеть и дышать вредными испарениями, при этом работа считается неквалифицированной и малооплачиваемой. Работают на этих должностях в основном женщины», — отмечает юрист. В то же время находящиеся в списке специальности предусматривают надбавки, пособия и льготы.

Профессии, связанные с риском, могут нанести вред как женскому, так и мужскому здоровью, поэтому не стоит проводить разделение по гендерному признаку, считает общественный деятель, правозащитник Алена Попова. «Разделять профессии на мужские и женские в корне неверно. Каждый сам должен соотносить риски для своего здоровья и думать, устраиваться на эту работу или нет. Все знают, что во время Великой Отечественной войны женщины очень тяжело работали — и справлялись. Мужчины и женщины, безусловно, должны быть равны в трудовых правах, как это сказано в Конституции. У работодателя должно быть четкое обоснование вреда здоровью, которое наносит трудовая деятельность, чтобы граждане сами могли взвешенно принимать решение», — поясняет она.

Репродуктивное здоровье вообще не должно стоять во главе угла при приеме на службу: среди женщин, устраивающихся на работу, есть и те, кто уже обзавелся детьми или по различным причинам не собирается этого делать. «Женская репродуктивная функция, на которую делает упор государство при составлении подобных списков, вменена в обязанность. Но законодатель не может указывать женщине, что ей делать со своей жизнью и здоровьем. Мужчине никто не говорит, что такая-то работа может повлиять на его репродуктивную функцию, равно как никто не ставит ему в обязанность заводить детей. Если женщина хочет рожать и опасается, что специальность ей в этом помешает, она попросту не выберет такую профессию», — резюмирует Попова.

 Источник